logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
8 Марта 2011, Вторник
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Затмение в созвездии близнецов

Предисловие
Предыдущая повесть Ларисы Джейкман:

8 MarchВ этот прекрасный весенний праздник хочется поздравить всех милых девушек и женщин с 8 Марта! Этот праздник светлый и красивый, утопает в цветах и улыбках, пронизан солнцем и любовью! Будьте счастливы и любимы, дорогие женщины, и пусть рядом с вами всегда будет надежный, обожающий вас мужчина - как самый лучший подарок судьбы.

Пользуясь случаем, я хочу предоставить вашему вниманию свою очередную повесть "Затмение в созвездии близнецов", повесть о любви, очень необычной и очень пылкой. Ну и без интриг, конечно, не обошлось. Я надеюсь, вам история понравится, ну и я буду рада общению с вами, дорогие мои читательницы (и читатели, знаю, что такие тоже имеются).

И последнее, хочу поблагодарить Лану за ее неутомимый труд и за ее творчество в создании и публикации ее прекрасного журнала. Надеюсь, многие ко мне присоединятся.

Лариса Джейкман

Глава 1

TwinsНастя с трудом пыталась проснуться. Она не любила рано вставать, и даже мысль о предстоящих делах не воодушевляла ее. Чувствовала она себя прескверно и пыталась побороть все нарастающую тошноту.
- Господи, ну какого черта я поперлась вчера с ними?! – тихо проговорила она и попыталась подняться.

Голова тут же зашумела, закружилась, и Настя снова упала на кровать. Она поняла, что силы покинули ее еще вчера и так и не вернулись. А надо было подниматься, во что бы то ни стало надо! Ее ждали.

Жизнь у Насти была напряженная, полная забот и событий, что для хорошенькой молодой девушки было не совсем естественно. Она должна была бы жить в свое удовольствие и не мучиться от того, что дела у нее идут неважно, а жизнь просто опасная.

Но Настя другой жизни не знала и поэтому считала, что живет вполне нормально, во всяком случае гораздо лучше, чем раньше, в семье ее троюродной тетки Антонины и ее мужа, которые взяли ее себе на воспитание в возрасте двух лет и всю жизнь выговаривали ей за это.

- Мы вырастили тебя, кормили, поили, одевал-обували! Ты должна быть нам погроб жизни благодарна за все, - твердили они ей неустанно, и Настя не могла дождаться, когда сможет уйти от них.
Ее мечта сбылась, когда ей исполнилось восемнадцать. Она собрала свои вещи и уехала в другой город, объяснив своим родным, что собирается поступать в техникум и в их опеке больше не нуждается.
- Пропадешь ты, Настасья, как пить дать, пропадешь, - говорил ей Алексей, теткин муж.

Он всегда считал ее никчемной, неприспособленной к жизни и совершенно легкомысленной. Тетка Антонина с ним соглашалась, а Настя злилась и с большим трудом подавляла все нарастающее чувство ненависти к своим родным, к которым никаких чувств благодарности не испытывала.
Покинув теткин дом, Настя уехала сначала в Москву, но там быстро поняла, что без денег и прописки ей здесь делать нечего и подалась дальше. По дороге, в поезде, она совершенно случайно познакомилась с Маратом, который и стал ее покровителем. Деловой оборотистый Марат имел какой-то крупный по провинциальным меркам бизнес, и ему как раз нужна была секретарша, как потом оказалось, просто подельница.

- Раз тебе все равно, куда податься, поехали со мной. У тебя будет работа, жить будешь пока в заводском общежитии, а там видно будет, - предложил он ей, и Настя согласилась.
Так она оказалась в Козельске, а потом стала перебираться из города в город, выполняя задания Марата, пока наконец они вместе не осели в Маржуйске, где Марат купил две квартиры, одну для нее, другую для себя, и они «залегли на дно».
Бизнес у Марата был, прямо скажем, опасный. Он получал откуда-то партии наркотиков, расфасовывал их, а потом реализовывал. Но только не там, где жил, то есть не в Козельске, а разных других местах, куда и командировал Настю. Она прибывала в назначенное место, селилась в гостинице и принимала у себя посетителей, которые долго в ее номере не задерживались. Они получали необходимое количество пакетиков, оставляли крупные суммы денег и быстро исчезали. По окончании распродажи Настя возвращалась в Козельск, получала свою долю и ждала следующей командировки.

Однажды Марат сказал, что они как-то там засветились и лучше пока приостановиться и даже исчезнуть. Так они оказались в Маржуйске и сначала ничем не занимались, Марат строил новые планы, а Настя наслаждалась бездействием. Но это продолжалось недолго, вскоре Марат, не придумав ничего более доходного, вернулся к прежней деятельности, и снова заставил работать Настю, только ездила она теперь намного дальше.
Тетке Антонине она сообщила свой новый адрес и попросила за нее не беспокоиться. Теряться из виду Насте не хотелось. Она знала, что тетка с дядькой имеют немного денег, да и неплохое жилье. Они обещали все оставить ей, если с ними что-то случится, кроме Насти у них никого больше не было.

А вчера Марат привел Настю в какую-то сомнительную компанию и попросил поближе познакомиться с одним человеком, втереться к нему в доверие и даже, если получится, начать с ним встречаться. Зачем и почему, Марат не объяснял, сказал, что объяснит все позже, если тот «клюнет» на Настю.
- Ты постарайся, Настюха. Я чую, тут деньжатами пахнет, надо его раскрутить. Тогда мы свой бизнес организуем, оторвемся от пахана. Вотрись к нему в доверие, потом и я приближусь, а там все будет как надо, это я беру на себя.
Человек этот Насте сначала не понравился. Мужчина лет тридцати или около того, какой-то весь замученый, уставший и неразговорчивый. Но потом она разглядела, что он внешне очень даже ничего, одет в дорогие шмотки и разговаривает не по-блатному. Из благородных, короче.

«Ну что ж, все не так уж и плохо», - подумала она и сказала Марату:
- Я попробую, он, вроде, нормальный. Дай мне время.
Настя несколько раз взглянула на него с интересом, пару раз улыбнулась, а потом села рядом и попросила закурить. Курил он какие-то импортные сигареты, поэтому это был повод подсесть и попросить.
- Извините, а что вы курите? – спросила она свою жертву, и тот молча достал золотистую пачку и протянул ей.

Настя закурила, сигарета ей не понравилась, но нужно было выполнять задание Марата, поэтому она осталась сидеть рядом и не знала, как продолжить так и неначавшийся разговор.
- Вы-то что тут делаете? – услышала она вдруг и слегка вздрогнула от неожиданности.
У мужчины оказался очень приятный грудной голос, мягкий и спокойный. Она снова улыбнулась и ответила:

- А что? Что вы имеете в виду? Я с Маратом пришла, мы вместе работаем. А разве это плохо быть здесь?
Мужчина устало и без интереса взглянул на нее и ответил:
- Плохо – не то слово. Опасно, я бы сказал. Особенно для таких молоденьких хорошеньких девиц, как вы. Марат ваш – чудовище. Он не должен водить вас на такие сборища.
Настя промолчала. Потом опять взглянула на своего подопечного и сказала:

- Да ладно вам. Мне абсолютно все равно, что это за сборище. Вы вот например, не представляете для меня никакой опасности, даже наоборот. Интересный мужчина, загадочный весь такой. Как вас зовут? Меня Настя.
- Я знаю, что Настя. А я Дмитрий.
Настя вдруг заметила, что Марат куда-то исчез и больше до конца вечера не появлялся. Настя пыталась разговорить Дмитрия, потом несколько человек куда-то засобирались и пригласили их пойти с ними. Дмитрий согласился, а Насте ничего не оставалось, как последовать его примеру. Приехали они в какой-то ресторан, расположенный за городом. Там очень много пили, шумели, курили и танцевали. Настю приглашали все, и, казалось, что Дмитрию нет до нее никакого дела. А она ведь поехала из-за него.

Но вдруг Дмитрий подошел к ней, взял за руку и сказал:
- Поехали, я отвезу тебя домой. Ты пьяная совсем, и они тебе не товарищи.
Она послушно поплелась за ним и больше ничего не помнит.
- Так, надо сосредоточиться, - думала Настя, все еще лежа на кровати и не в силах подняться. – Что же было потом?
Она с трудом вспомнила, что Дмитрий привез ее домой на такси, сам открыл ее дверь, она не могла попасть ключом в замочную скважину. А потом? Дальше она не помнила ничего. Настя усилием воли заставила себя подняться и направилась было в ванную, но тут заметила на столе клочок бумаги.

«Позвони мне» – гласило в послании, и номер телефона был написан четко и разборчиво. Настя отправилась в душ. Дверь в ванную была слегка приоткрыта, и там горел свет.
«Странно, - подумала Настя, - я там была вчера или Дмитрий? Почему свет-то не выключили?»

Она шатающейся походкой подошла к двери, открыла ее и в ужасе застыла на месте. На кафельном холодном полу распростерлось мертвое тело Марата, голова была откинута, глаза широко открыты, а рот окоченел в странной полуулыбке, которая как бы говорила: не верьте, это розыгрыш, я не мертв…
- Боже мой, - прошептала Настя и опустилась на пол, все еще вцепившись в ручку двери, не в силах отвести взгляд от воскового лица Марата, который исчез из ее жизни таким странным образом, даже не попращавшись.

(ISBN 5-93550-102-8)

  

Глава 2

TwinsВ Москве, в роскошной квартире на Цветном Бульваре, встречали гостей. Отмечался праздник, день рождения Милочки Лагутиной, ей исполнилось двадцать лет, и красоте и свежести этой очаровательной девушки мог позавидовать каждый. Родители Милочки, Станислав Мартынович и Вероника Аркадьевна Лагутины, были полны счастья и гордости за свою дочь. Красивая, умная, благовоспитанная Мила производила на всех более, чем приятное впечатление. Родители гордились плодами своего туда и считали, что воспитали дочь в самых лучших традициях благородной интеллигентной семьи.

Мила заканчивала Московский Медицинский Институт и готовилась стать психиатром. У нее был талант, божий дар, она могла видеть ауру человека и тем самым четко определяла, кто хороший, добрый человек, а кто со злым умыслом и плохими намерениями.
У Милы был жених, молодой, подающий надежды артист молодежного театра «Арт» Виталий Петерсон, играющий современных героев в модных популярных пьесах, а так же и главных героев в классических постановках. Мила и ее мама не пропускали ни одного спектакля, где был занят Виталий, а так же они часто посещали вместе с ним выставки, концерты и вернисажи, короче, вращались в элитарной среде.

Виталий Милочку обожал, а она разрешала ему это. Сама же она относилась к Виталию слегка снисходительно и часто говорила:
- Я уважаю его за то, что у него аура очень тонких, нежных тонов. Этот человек абсолютно безвреден, чист и неопасен.
О любви она никогда не задумывалась, она просто считала, что их отношения и есть любовь, самая что ни на есть настоящая.
Гости собирались медленно. Приходили с огромными букетами цветов, роскошными подарками и ценными конвертами, все это складывалось в Милочкиной комнате и ждало своего часа. Распаковывание подарков – это целый ритуал, которому позднее будет отведено особое время. Мила выглядела изумительно в своем солнечном желтом платье с густой плиссированной юбкой чуть выше колен и открытым лифом. Ее густые волосы цвета речного песка были уложены в замысловатую прическу, синие глаза сияли счастьем, а с лица не сходила радостная приветливая улыбка.

- Хороша! До чего же хороша Мила Лагутина, - перешептывались гости, а Станислав Мартынович то и дело подливал гостям шампанское, пока Вероника Аркадьевна порхала у стола, делая последние приготовления.
Гости уже рассаживались за стол, как прозвенел звонок в дверь.
- Телеграмма, Вероника Аркадьевна, - услышали все голос домработницы Вари, - расписаться просят.
Телеграмму зачитали торжественно и с достоинством:
«Любимую сестричку поздравляю с двадцатилетием желаю счастья люблю Дмитрий»
- От Димочки, - сказала чуть прослезившаяся Вероника Аркадьевна, а Милочка залилась краской и потупила взор.

- Как жаль, что он не с нами, - проговорили гости на различные лады, а родители только скорбно пожали плечами: дела, мол.
Виталий, жених Милы, на мероприятии не присутствовал, у него целый день была генеральная репетиция, а вечером спектакль. Он был экстремально занят, как выразился Станислав Мартынович, и все присутствующие понимающе качали головами.
Все прошло хорошо. Мила осталась крайне довольна праздником и обилием дорогих, внушительных подарков. Были тут и французские духи, итальянские дорогущие лодочки на шпильке, мутоновая муфточка, спортивный темно-синий с белым костюм «Nike», всего не перечислишь. Родители же и вовсе не поскупились, они подарили любимой дочери машину, темно-синий Фиат, ключи от которого они вручили ей торжественно и с помпой.

Мила прослезилась. Она знала, что родители задумали что-то сверхъестественное, но машины она не ожидала.
- Дима постарался, это он напряг все свои связи и помог нам купить эту игрушку. Он такой заботливый! – говорила Вероника Аркадьевна, и гости разделяли ее гордость за сына.
Дмитрий Станиславович Лагутин был в семье на особом счету. В свое время, служа в армии добровольно (он мог бы избежать ее, если бы захотел), Дмитрий был в Афганистане, воевал и чуть было не погиб, от чего Вероника Аркадьевна совсем почти поседела. Вернувшись домой, он занялся предпринимательской деятельностью, открыл фирму «Конфиденциал», где готовил и поставлял нуждающимся профессиональных охранников и телохранителей. Дмитрий процветал, от клиентов у него не было отбоя. И криминал его не доставал, побаивался.

Сам же Дмитрий был глубоко несчастен. Его сердце было разбито неразделенной, более того, запрещенной любовью, от чего он неимоверно страдал и безрезультатно искал выход из создавшегося положения. Все, что случилось с ним в жизни, трудно поддавалось какому-либо логическому объяснению, он был втянут в паутину семейной тайны, которую был обязан хранить до конца дней своих, а потому не имел права на счастье. Так у него было на роду написано, что называется.
Случилось это много лет назад, когда маленькому Диме было всего восемь лет. Он жил с родителями в Москве, учился в школе, был примерным мальчуганом, когда вдруг, откуда ни возьмись, в их семье появилась маленькая двухгодовалая Милочка.

- Это твоя сестренка, Дима. Посмотри на нее, правда она хорошенькая? Ты должен ее любить и защищать, обещаешь? – спрашивал удивленного Диму отец, а мать смотрела на сына во все глаза и тоже ждала ответа.
Дима пообещал, но при этом спросил:
- А откуда она взялась? У мамы же не было живота большого, вы ее что, купили что ли?
Родители сконфузились, они не ожидали, что их сын так продвинут в вопросах появления детей на свет. Первым нашелся отец.
- Понимаешь, сынок, Милочка нам досталась в благодарность за то, что мы хорошо умеем воспитывать детей. Хорошо воспитанный ребенок не задает родителям каверзных вопросов, он полностью доверяет им и никогда не противоречит. Ты согласен?

- Да, папа, - ответил послушный Дима и ушел в свою комнату.
Ночью он горько плакал, сам не зная, почему. Он слышал, как плачет его новая сестренка за стенкой. И ему было жалко и ее, и себя.
И все таки он Милочку полюбил. Она была тихой, спокойной, послушной. Всегда вертелась вокруг него и прислушивалась к каждому его слову. Родители с тревогой наблюдали за детьми, но вскоре убедились, что отношения у них сложились, брат с сестрой не ссорятся, не конфликтуют, и родители успокоились.

- Все нормально, Вероника, не волнуйся. Димка молодец, настоящий мужчина растет, защитник, орел! – с гордостью говорил Станислав Мартынович жене, и она соглашалась с ним.
Маленькую Милу они взяли в свою семью после гибели двоюродного брата Станислава Мартыновича Игоря Старицына и его жены Валентины. Они погибли в горах Алтая во время лавины, куда отправились покататься на лыжах. Двух своих дочек-двойняшек, Настю и Люду, они оставили с троюродной сестрой Валентины Тоней, которая согласилась на это с большим трудом и отпустила молодых родителей только на неделю. Но случилась беда, и Антонина не могла себе простить такой оплошности, что осталась с двумя сиротами на руках. Стала срочно искать дальнюю и близкую родню погибших Игоря и Валентины, чтобы сбыть им девочек. Ей не без труда удалось отыскать Лагутина Станислава, двоюродного брата Игоря, который жил в Москве, был ученым, имел всего одного сына в семье. Станислава известие о гибели Игоря ошеломило. Он посоветовался с женой, и они решили взять на воспитание одну из девочек.

- Двоих мы не возьмем, извините. Нам условия не позволят, да и ответственность велика. Поймите нас правильно, мы рады помочь в беде, но одну девочку придется воспитывать вам.
Через месяц чета Лагутиных прибыла к Антонине за девочкой. Антонина громко плакала навзрыд, все никак не могла решить, кого из девочек оставить себе и наконец решилась.
- Забирайте Людмилу, она хворая какая-то, не дай бог, что случится, я себе вовек не прощу! – сказала она Лагутиным, и вопрос был решен.
Люду наскоро собрали и привезли в Москву. Решено было ее удочерить, называть отныне Милой и пожизненно хранить тайну ее появления в семье. К этому же был приучен и Дима, родной сынок четы Лагутиных.

Антонина же, оставшись с Настей одна, оформила опекунство, а позднее вышла замуж, но они с мужем Настю так и не удочерили, та осталась жить под своей фамилией и всегда была им как бы падчерицей или дальнего родства племянницей, воспитанной в домашних условиях, но без тепла и ласки. Настя Старицына знала о существовании своей родной сестры, но весьма поверхностно.
Мила же ничего не знала о своей судьбе и о наличии у нее сестры даже и не догадывалась. Жизнь ее текла благополучно, в атмосфере семейного уюта, любви и полного достатка.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущая повесть Ларисы Джейкман:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com - 8 Марта 2011

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com



1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609