logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Жизнь в семье и вообще о жизни с Еленой Ведекинд
21 Февраля 2015, Суббота
Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

 Быть независимой женщиной

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

Нам, женщинам, независимость чужда по природе. Мы же должны заботиться о других, а, значит, уметь слушать, вникать, поддерживать и приободрять. Сил на то, чтобы прислушаться к самой себе у нас просто не остается, а уж энергии чтобы воплотить все те идеи, которые посещают наши ветреные головки тем более.

Но жизнь зачастую складывается так, что хочешь-не хочешь, а решения принимать надо, и не просто о том, какого цвета надеть платье или какой высоты каблук должен быть у новой пары туфель, а очень важные вещи для устройства самой жизни - работа, жилье, и даже отношения. Потому что зачастую все зависит именно от того, какие у тебя отношения с окружающим миром. А еще больше зависит от того, какое у тебя отношение к самой себе.

Когда я искала новую работу после того, как меня сократили на предыдущей, то четко знала, на какую зарплату я рассчитываю. В голове сидела определенная цифра, ниже которой я не могла себе позволить опустить планку, зная уровень жизни в нашем регионе. А жить между Балтимором и Вашингтоном недешево, учитывая сколько здесь всяких фирм, частных компаний и государственных учреждений. Жилье тут тоже дорогое, и при всем желании позволить себе купить что-то не имея стабильного дохода, который был включал в себя не только статью расхода на жилье, но и другие радости жизни, я элементарно не могла. Так что все свелось к тому, что, попереживав об утрате предыдущего места работы, провалявшись несколько недель просто так, физически и эмоционально приходя в себя, я взялась за поиски, зная, где и что я хочу. Мне писали, звонили на мое резюме, которое я разместила на специализированных сайтах по поиску работы - процесс пошел. И вот прошел месяц, другой, третий, тем временем отшумели праздники, траты были урезаны до самого существенного, настроение было так себе. Новый год был встречен без особого энтузиазма, мы ездили в какой-то сумбурный отель, где было много народу, все было организованно без особой души, и ни елки, ни музыка не радовали, а еды там, кажется, и не было.

Да еще случился неприятный сюрприз в лице одной дамочки, которая обозначала свое присутствие тем, что пыталась напомнить, кто она такая, шипением, сравнимым со змеиным, наклонясь к моему лицу, а я упорно не признавала ее, ибо она как раз была одной из причин, почему моя жизнь в Америке приняла другой поворот, чем я планировала. И дело даже было не в ней, а в том, что мой бывший американский муж ставил мне ее в пример, когда наши отношения разладились. Она плохо владела английским, была туповата и жадна, а еще охоча за чужими мужьями. Работать она не хотела. Но зато она была блондинка с большой грудью. Ее появление спустя семь лет было символическим. Не раньше и не позже, но именно тогда, когда я стояла на пороге коренных изменений, она дала о себе знать. И я сделала вид, что ее не знаю. Не потому, что я настолько плохо к ней относилась, и не потому, что опасалась ее, а потому, что я была другая, совсем другая, и говорить нам было просто не о чем.

Весной приехал навестить меня мой сын, и мы с ним провели какое-то время. Но потом он уехал по своим делам в Калифорнию, а я продолжала поиски работы. Меня приглашали на интервью, предлагали какие-то позиции, но все это было не то... Мне нужна была работа в Коламбии, там, где жили приличные люди, и было достаточно компаний, где была работа. Когда мне позвонили и предложили поехать на интервью в частую фирму именно в этом районе и которая предлагала зарплату, на которую я рассчитывала, я была полна надежд. И сделала следующий ход - заявила им, что мне уже сделали предложение в другой фирме, и я раздумываю туда выходить. Так что предложение о работе они сделали буквально в следующий понедельник.

А то, что это было мое место работы, я знала с момента, как зашла в холл компании. С секретаршей, которая тогда предложила мне чай, мы стали подругами. А начальница, пожилая филиппинка, вызвала большое уважение, и ее две помощницы вызвали восхищением своим умом и трудолюбием. По сути я влюбилась в этих людей. В эту азиатскую семью, которая владеет этой фирмой и строит большие планы на будущее. Которые работают много, но и платят своим работникам. А если у тебя есть внутреннее чувство, то к нему все привязывается, все становится понятным и прозрачным. Не надо ничего гадать, придумывать, каким-то образом приспосабливаться. Все идет естественным путем, и по сути они меня удочерили - и новое место работы стало по сути моей новой семьей.

А следующий шаг была покупка жилья. Мои друзья-риэлторы были внимательны к моим требованиям к поиску нового дома, а, вернее, квартиры. Все было дорого, либо требовало ремонта. Каждый день во время ланча я ездила смотреть новое место, чтобы понять, что это все не то. Поиск всегда занимает какое-то время, но он же дает и опыт, возможность сравнения. Я начала видеть новые места, представляла себе, как там мне будет, анализировала свои чувства к потенциальному новому дому. И все опять-таки это было не то. Переезжать я хотела именно летом, чтобы не заморачиваться в холода, да еще перед праздниками. Но куда переезжать, когда нет ничего подходящего. Наконец-то я сама нашла квартирку, которая понравилась мне расположением, ценой и ухоженностью, и я попросила своих друзей узнать про нее побольше. Все оказалось просто идеальным - и состояние, и владельцы, и условия продажи.

Сделку мы провернули за месяц с лишним, всегда требуется время на одобрение документов и проверку финансового состояния. Но если этим занимаются опытные специалисты, то можно спать спокойно, что они все сделают так, как надо. И вот я пакуюсь, договариваюсь со знакомыми о помощи в переезде, тем временем работаю, нервничаю, и пытаюсь осознать, что это значит иметь свой собственный дом после стольких лет мыкания по чужим углам в этой стране.

Переезд был без особых осложнений, новоселье было бурным, веселым, друзья и знакомые радовались за меня от души. Осознание, что вот она моя деревня, вот он дом родной, было сразу, когда я увидела эту квартирку на первом этаже, в пятнадцати минутах езды от работы, но в полной мере ощущить я не могла сразу, потому что оно затмевалось разными событиями личного характера и семейными проблемами, и работой, на которой я еще не заработала по сути отпуска. Но я любила - и свою новую работу, и свое новое жилье - и это было главным изменением в моей жизни.

А личные связи, те, которые не имеют особой силы, начали рваться, и мои приятели и приятельницы, даже те, которых я знала много лет, стали один за другим уходить - кто-то сразу, кто-то резко обозначив свой уход, кто-то постепенно, кто-то незаметно - но ландшафт моих отношений с окружающими стал меняться. И переживая каждый уход, каждую несостоявшуюся встречу, я не могла себе позволить это удерживать, потому что смысла уже не было, каждый принимает решение для себя. Такова цена быть независимой женщиной - ты тратишь много сил на устройство своей жизни, жертвуя личными отношениями, которые приятны, где-то удобны, где-то забавны - но внутри ты знаешь, что настоящие отношения не прервутся только из-за того, что ты сменила место работы и жилья. Ведь это все внешнее - важное, но внешнее, для материального блага, для комфорта, но для того, чтобы именно тебе жилось хорошо.

Так было странно ощущать себя на новом месте. И обещания с кем-то встретиться откладывались до следующего раза, ибо было просто некогда. Надо было что-то подкупать в новый дом, потом куда-то ехать, потом просто побыть одной, в тишине, отдохнуть.

И все оно затмевалось, что вот-вот, но я вернусь к обещанному, вложу новые силы в кого-то, кто мне был интересен и по-своему дорог, но сил не было, и энергия новая не приходила, а требовала восполнения.

Где ее взять, откуда, когда всего столько нового, и надо же это еще обдумать, осмыслить, принять в конце концов, свое новое положение. Новая жизнь стала терять свое ощущение новизны, появились рутинные привычки и свои стандарты. Маршрут был отработан до точности, и все лишние повороты уже не имели никакого смысла. Работа - дом - работа. Как у всех. Ничего особенного, просто то, как и должно быть. Моргидж на десятки лет, зарплата, которая вдруг не стала казаться такой большой, незаконченное образование, которое если не завершить, не позволит двигаться дальше в карьере.

Но самое главное - полное отсутствие личной жизни. Она есть - в общении с друзьями и выходами в клубы на танцы. Но это общественно-личная жизнь. Без интимности и нежности, без строительства кирпичиком за кирпичиком эмоциональных подпорочек, без поддержки и без воодушевления. Все решения сама, все действия сама. Всю организацию дел сама. Все траты сама. Все любовные романы скоротечны и деловиты по характеру. Благо, все еще нравлюсь противоположному полу, он бесхитростный по натуре - оденься поинтереснее, да улыбайся, да будь расположена к общению - и тебе всегда окажут знаки внимания. Но самое глубокое, внутреннее, на чем и строится любая многозначительная связь, похоронено под грудой всяких бумаг и обязательств. Время деньги.

Вот так я стала настоящей американкой - без веры в мужскую поддержку, с феминистскими наклонностями, без доверия к кому-то, кто обеспечил бы тебе спокойную и беззаботную жизнь. Мне продолжают покупать пиво в клубах, мне делают комплименты, меня приглашают на танцы. Но это все происходит на том уровне, чтобы окончательно не забыть, что я женщина. Простая, одинокая, сомневающаяся. Платья, украшения, туфли, шубки - все это продолжает радовать. Но уже не используется в качестве женского оружия, а скорее в качестве попытки обнажить себя. Снять доспех деловой женщины, сложить бренчащий щит и опустить копье трезвого расчета. Увидеть свои формы в обтягивающем платье и поразиться насколько красиво смотрятся модые туфли это не демонстрация своего женского упования, это невинное открытие себя как женщины. Неужели и правда можно в этом появиться на публике? Я не перестаю поражаться простым вещам, находящихся в арсенале каждой женщины. Покупаю новые платья, пробую новые оттенки помады, примеряю новый дизайн украшений.

Проходит время, и я это все благополучно забрасываю, мне надо куда-то ехать и о чем-то думать. Но потом я опять вспоминаю, и начинаю судорожно крутить волосы и натягивать мини-платья. Мне немного стыдно за мои неловкие попытки молодиться, мне кажутся они слишком откровенными. Но быть такой уж независимой мне не хочется. Ведь я должна прислушиваться к себе - и к другим. И если мои наряды вызывают восторг, значит все идет как надо. Значит, так надо. А независимость это больше в моей голове - другим кажется это нормальным. Ведь отношения с другими это попытка услышать. А отношения с собой это попытка донести. Реализовать то, что другие не могут, в той степени, чтобы понять себя, насколько ты можешь быть в гармонии с обстоятельствами. И ведь удивительное дело, такая черта привлекает. Мои друзья именно те люди, которые ценят меня именно за это - за независимость. За умение принимать решения. За мои командные нотки, когда дело касается важных вещей. Если я это могу, значит, я чего-то значу. В конце концов, ведь это же мой бизнес, как говорят в Америке. То есть мои дела, то, что только мне и решать. А уж все остальное - оно оставляет широкий простор для интерпретации. Мы можем делать все, что нам вздумается. Быть зависимой это так увлекательно, когда тебе не надо зависеть.

- Я не могу от него уйти, он мне угрожает, что отберет машину и выгонит из дому. Голос приятельницы в телефонной трубке дрожал от накатившихся слез. - А мне некуда идти, у меня нет работы, и образования нет. Что мне делать? Мне было жаль мою приятельницу, я слушала с сочувствием - но кто же в этом виноват? Надо работать и платить за это. - Знаешь, за все эти годы, как мне тяжело не приходилось, я ни разу не пожалела об одном, о том, что ушла от своего бывшего. Что делать, говоришь? Теребить лапками, и продолжать делать то, что делаешь, с надеждой на лучшее. Цена будет высокой, но независимость это то, что нельзя променять ни на что в этой жизни.

Я сидела за столом в собственной квартире после длинного рабочего дня, уставшая, с неважнецки уложенной прической, в надоевшей за день офисной одежде, с чашкой чая с зеленым лимоном. Но я знала. что завтра я высплюсь, это мой законный выходной, у меня будет полно времени, чтобы привести себя в порядок, а вечером меня ждут друзья на одной из вечеринок. И там будут мужчины, которые неравнодушны к самостоятельным женщинам без того, чтобы воспринимать это как нечто особенное. 

Елена Ведекинд
Февраль 2015

 

Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

 

Об авторе и другие произведения Елены Ведекинд

 

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal  www.russianwomanjournal.com - 21 Февраля 2015

Рубрика: Жизнь в семье

 

Все рассказы о путешествиях по странам

Все статьи о женской психологии и психологии отношений  

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма,  отзывы, вопросы, и пожелания по адресу  lana@russianwomanjournal.com




1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов